Блокчейн: семантическая пустыня

  Автор:

«Блокчейн» то, да «блокчейн» сё. Сторонники данной нам концепции считают её таковой принципиальной, что пишут с большенный буковкы и проповедуют о ней как о панацее всех предпринимательских заморочек (а именно, для выстраивания управления цепочками поставок). Эта грубая, неоспоримая, самоочевидная теория подорвала правила не только лишь коммерции, да и грамматики. Усомнитесь в ней – и вас изобличат как безнадёжную деревенщину и луддита. От всей души используйте её – и вы вступите в ряды хайперов и техно-утопистов.

Избежать этого нереально. реклама IBM трубит о революции в отслеживании путей помидоров на блокчейне. Министр денег Англии не так давно заявил, что блокчейн может решить трудности Англии в связи с выходом из Евросоюза. На недавнешней конференции, проведённой Ripple, прошлый президент США Билл Клинтон произнес, что «варианты и способности» блокчейна «поразительно громадны».

слово «блокчейн» стабильно к сатире. Оно так тривиальная мишень, что это больше не забавно, и сторонники блокчейна практически на сто процентов невосприимчивы к издевкам. Ничто не способно помешать их неустанному энтузиазму: им необходимо писать пресс-релизы, посещать конференции и растрачивать корпоративные баксы, выделенные на исследования. Блокчейн представляет сразу сияющее будущее и мрачное истинное – практически все хвалёные варианты внедрения – тривиальная абракадабра.

ICO-мания 2015-17 гг., сейчас пошедшая на спад, по большей части, основывалась на возможности блокчейнов революционизировать рынки. Если по-простому, то мысль была в том, чтоб перевоплотить все вероятные сервисы в подобие Uber и поменять посредников магической базой данных, где регистрируются детали о том, кто кому какие услуги оказывает. Некие агитаторы гласили о выходе на рынки, оцениваемые в триллионы баксов (да, триллионы, с первой буковкой «т»).

Нынешние бездушные корпоративные блокчейны и оппортунистические блокчейны на базе ICO выдержали изымательства и издевки. Но термин как и раньше остаётся пустой семантической оболочкой, чья жизнь поддерживается тыщами пресс-релизов, сообщающих разве что самый минимум смысла. термин употребляется сразу для обозначения проектов, структур и баз данных, не имеющих фактически ничего общего. Как следствие, пробы найти его обычно завершаются неудачей.

Я попробую разъяснить происхождение «блокчейна» и то, что нам следует с ним созодать.

Откуда совершенно взялся «блокчейн»?

В большинстве историй термина «блокчейн» упоминается, что его вымыслил Сатоши Накамото. Но это не совершенно так. Накамото не называл Биткойн блокчейном. Он называл его «цепочкой доказательств выполнения работы на базе хеширования», «цепочкой блоков» и даже «таймчейном» («временной цепочкой») (в ранешном комменты в уникальной базе кода). Лишь представьте для себя, как близки мы были к тому, чтоб жить в мире «корпоративных таймчейнов» и «клубники на таймчейне».

Накамото осмотрительно подчёркивал, что цепочка представляет собой последовательность доказательств выполнения работы, где каждое соединено с хешем собственного родителя. (Смотрите сами!) подтверждение выполнения работы – неотъемлемая часть концепции. Это подтверждение того, что тот, кто дает блок, выполнил ради него определённую работу. Это дозволяет системе достигнуть стойкости к атаке Сивиллы и конвергенции (самая длинноватая цепочка – при постоянном наборе правил – является верной историей, по определению) без одного судьи.

Таковая структура данных, с включением хешей прошлых блоков, обеспечивает сохранение прошедшего и последовательность базы данных. проигрывание базы данных в любом узле системы гарантирует, что её нереально отключить либо поменять в однобоком порядке.

Система создавалась с учётом агрессивного контекста. Воинственно настроенные правительства прикрывали все прошлые пробы сделать электрические средства. Если б могли, они бы прикрыли и Биткойн. Таковым образом, он создавался с определённой целью. Следует внести ясность: Накамото сделал, может быть, первую пользующуюся популярностью, обширно применяемую структуру цепных списков – не первую совершенно, – но инновация была в сочетании этого цепного перечня с вычислительной сложностью прибавления в цепочку новейших записей.

Похоже ли это на то, что пробуют воплотить корпоративные блокчейны? естественно, нет. Нет никаких теневых организаций, занимающихся подделкой записей о происхождении клубники, которые находили бы методы взломать блокчейн цепочки поставок IBM. Как следует, блокчейн IBM не непременно должен придерживаться тех же эталонов, что Биткойн. Записи, которые хранятся в корпоративных блокчейнах, не нуждаются в таковой защите, которую обеспечивает консенсус Накамото. Им не необходимы открытые группы валидаторов. За базу данных может просто поручиться какая-нибудь доверенная организация, либо же Консорциум заинтересованных сторон может обмениваться записями меж собой.

Почему термин так популярен?

Как я могу судить, люди узрели фуррор Биткойна – частично полагающегося на драгоценную суррогатную базу данных – и захотели обобщить его для остальных применений. Даже ранешний разраб Биткойна Хэл Финни рассуждал о отделении структуры данных от валютной системы:

«Также быть может может быть реорганизовать и реструктуризировать Биткойн, чтоб вычленить главную новейшую идею – децентрализованную, глобальную, необратимую базу данных транзакций. Таковой функционал быть может полезен для остальных целей. При его наличии внедрение его для регистрации валютных переводов будет собственного рода побочным эффектом, и такую систему быть может труднее прикрыть».

– Хэл Финни в собственной рассылке Cryptography 24 января 2009 г.

Тем не наименее, как нам понятно, такие системы по-настоящему работают лишь при наличии внутреннего вознаграждения – т. е. если честная валидация вознаграждается «внутренними» токенами. Если б майнеры Биткойна получали вознаграждение в американских баксах, то они не непременно могли быть мотивированы майнить в самой длинноватой цепочке. Стоимость их оборудования зависит от непрекращающегося существования и благоденствия цепочки, поверх которой они работают. Но личные, управляемые либо корпоративные блокчейны не имеют внутренних валют и не эмитируют валютные единицы валидаторам, так как группа валидаторов контролируема, и, как следует, устойчивость к атаке Сивиллы и не плохое структура данных сама по для себя – без подтверждения выполнения работы либо открытой валидации – может отдать те же достоинства, что и Биткойн, без токенов либо накладной защиты от атаки Сивиллы.

Патри Фридман отлично произнес в своём твите:

1/ Hypothesis: crypto has a "Bitcoin Bias": almost all thinking analyzes crypto networks as being much more like BTC than they are. As first mover, BTC is highly salient, and everyone in crypto either got rich from BTC, knows ppl who did, or wishes they got rich from BTC.

— Patri Friedman (@patrissimo) May 11, 2018

«Крипте характерна «биткойновая склонность»: практически во всех анализах криптовалютные сети числятся намного наиболее схожими на BTC, чем по сути. BTC, как первопроходчик, весьма примечателен, и все причастные к крипте разбогатели на BTC, знают кого-либо, кто разбогател на BTC, или желают разбогатеть на BTC».

Биткойн – монолит, определяющий то, как инвесторы и корпоративные исследовательские кабинеты разглядывают похожие проекты. Был бы Ripple так популярен без изобретения Биткойна? Как насчёт Corda и Hyperledger? Litecoin? ICO в целом? Ethereum? Трудно даже представить альтернативную историю, но я подозреваю, что во всех вариантах ответ «нет». Биткойн – это гигант, чьи характеристики проецируют на проекты с поверхностным сходством, что далековато не постоянно правильно.

Как следствие, я недоверчиво отношусь к тем, кто рутинно употребляет слово «блокчейн», в особенности если они пробуют что-то реализовать. Злоупотребление термином, в особенности в общем контексте и без уточнений, быстрее всего, гласит о человеке одну из трёх вещей:

  • Он управляется благими намерениями, но условности вынуждают его воспользоваться средними лингвистическими средствами;
  • Он в лёгком замешательстве и пробует скрыть своё невежество за техническим жаргоном;
  • Он пробует выдать себя за профессионала в промышленности, где, если посмотреть близко к реальности, нет профессионалов.

Я твёрдо убеждён, что злоупотребление термином всходит к желанию сделать (либо разрекламировать) системы, которые должны припоминать Биткойн, но без неудобоваримых частей. Тем не наименее, при всем этом упускается из виду основное: блокчейн Биткойна – всего только его часть, но не его сущность.

Биткойн и его блокчейн

гласить о Биткойне как о блокчейне – всё равно что гласить о каре как о коробке. Коробка – главный элемент системы, но она не представляет её во всей полноте. Блокчейн – это метонимия – часть, которой обозначают целое. По существу, в этом нет ничего отвратительного. Но когда кто-то решает, что блокчейн – это суть Биткойна, ответственная за его фуррор, возникает понятийная неурядица.

Биткойн вправду полагается на цепной перечень. Но он также полагается на пиринговую (P2P) сеть, открытый код и безлидерный проект, тиражируемую базу данных, самодостаточную систему мотивации, правило консенсуса самой длинноватой цепочки и схему подтверждения выполнения работы, дающую предложениям блоков настоящую затратность. (Настоящая затратность по-простому: подделать блок нереально, потому что для этого пришлось бы затратить весьма много вычислительной мощности либо энергии. Таковым образом, сделать новейшие биткойны тяжело, но зато хоть какой просто может проверить, что вы тяжело для этого потрудились).

Все эти составляющие в сочетании делают систему, владеющую определёнными качествами: доказанный недостаток, возможность аудита, устойчивость к вмешательству, справедливое распределение, практически безупречная негибкость предложения (рост цены не может привести к убыстрению производства), свободное роль (никто не может помешать для вас передавать транзакции Биткойна) и т. д. Эти свойства делают Биткойн неповторимым в сопоставлении, к примеру, с PayPal либо Visa. Они его отличительные индивидуальности. Без пиринговой природы, открытого сотрудничества, добровольческих разрабов и, основное, предложения блоков способом подтверждения выполнения работы, Биткойна бы не было. Приведённая ниже диаграмма, сделанная Дэвидом Пуэлем на базе мыслях Пьера Рошара, представляет собой попытку запечатлеть суть Биткойна. Обратите внимание, что, хотя цепочка блоков нужна для работы системы, её самой по для себя не довольно. Биткойн – это нечто большее.

Хвалебная попытка Дэвида Пуэля охарактеризовать суть Биткойна в одной диаграмме

Я не могу сказать, в чём конкретно суть Биткойна, но сводить его к цепочке блоков – это последний редукционизм. душа Биткойна – не блокчейн. Но если убрать из Биткойна блокчейн, то получится нечто пустое.

Для чего негодовать о «блокчейне»?

Я считаю, что наилучшие концептуальные модели приведут к наилучшим результатам. Писатель Джордж Оруэлл считал, что слова, которыми мы пользуемся, конкретно влияют на то, как мы лицезреем мир. Он даже намекал на то, что стирание слов из общего потребления способно упразднить то, к чему они отсылают, концепции, которые они должны представлять:

«Цель Новояза – не только лишь выразить Миропонимание и мышление сторонников Ангсоца, но сделать все остальные методы мышления неосуществимыми. Предполагалось, что когда Новояз установится надолго, а Старояз будет забыт, еретическая идея – т. е. идея, несопоставимая с принципами Ангсоца, – станет практически неописуемой, так, как идея зависит от слова».

Согласно теории, если убрать из общего потребления слово «свобода», то пропадет и желание свободы. Не считая того, Оруэлл был убеждён, что халатный язык свидетельствует о путанном мышлении и употребляется, чтоб подсунуть ничего не подозревающему читателю недоказуемые утверждения.

Мой аргумент сводится к тому, что, поднимая цепной перечень до возвышенного статуса «блокчейна», мы его переоцениваем. Намекая, как будто Биткойн – всего только блокчейн либо просто источник наиболее увлекательной базисной технологии, мы делаем Биткойну медвежью услугу. Разрабатывая в пользующемся популярностью сознании придуманный «блокчейн», мы способствуем небрежности мышления во вред точности.

«Блокчейн» умаляет значимость неописуемо принципиальной и ценной инновации – валютной системы с минимизированным доверием – и преуменьшает её, заставляя приносить пользу, настоящую либо воображаемую, в управлении корпоративными цепочками поставок.

Предстоящий путь просит честности

Сторонникам контролируемых либо корпоративных блокчейнов: Будьте честны в том, что вы создаёте. Если вы создаёте базу данных, управляемую консорциумом субъектов с подготовительными разрешениями, не утверждайте и не делайте вид, как будто она будет иметь такие же свойства надёжности, как системы, созданные для существования в намного наиболее агрессивной среде. Представьте, вроде бы вы преподносили свои системы, если б Биткойн не был изобретён.

Оставьте общественные блокчейны в покое. Вы с ними не конкурируете. У ваших систем совсем остальные цели. Если вы настаиваете на заглавии «блокчейн», советую для вас отдать весьма четкое определение того, что вы осознаете под «блокчейном», и убедиться, что вы не смешиваете ваши системы с открытыми, общественными блокчейнами.

Айтишникам: Перестаньте высмеивать далёких от технологий людей за внедрение термина «блокчейн». Вы не видите головного. Они не имеют в виду структуру данных, потому нет смысла гласить: «Просто применяй MySQL». «Блокчейн», к добру либо к худу (определённо, к худу), стал термином, обычно применяемым для обозначения всей системы – экономической и социальной, – а не только лишь структуры данных.

Регуляторам: Пожалуйста, не пытайтесь отдать определение «блокчейну» либо сделать нормы, регулирующие блокчейн. Вас поймет беда, не из-за вашей недостаточной проницательности, а поэтому, что термин «блокчейн» так семантически разбросан, что найти его нереально. определения должны быть определенными и полезными, но также довольно общими, чтоб охватить всех представителей группы. Но эти требования разрывают «блокчейн» на части. Этот термин употребляется в очень общем смысле, чтоб быть полезным.

Заместо этого стоит провести различия. Признайте, что законода, обхватывающее криптовалюты, наверняка, неспособно сразу охватить токенизированные ценные бумаги, «утилитарные токены» и управляемые блокчейны. Личные либо корпоративные блокчейны – это не попросту «Биткойн в иной обёртке» – они совсем остальные. По сути они не имеют с Биткойном ничего общего.

Всем остальным: Пожалуйста, опасайтесь использования термина «блокчейн» при любом комфортном случае. Давайте изобретём новейшие определения, которые будут довольно определенными, чтоб быть полезными и подабающим образом обрисовывать то, что они обозначают. для описания неконтролируемых, открытых сетей, таковых как Биткойн и Эфириум, я на данный момент использую термин «общественный блокчейн», но мне бы хотелось употреблять иной термин, не полагающийся на это слово на буковку «б». Если вы всё же настаиваете на его использовании, то мне больше всего нравится определение Питера Тодда: «Блокчейн – это цепочка блоков».

A blockchain is a chain of blocks. https://t.co/HQwDRlKKx9

— Peter Todd (@peterktodd) June 21, 2017

Такое прямое, минималистичное внедрение отчасти устраняет термин от концептуального веса. Устраняется способность неявно обещать изумительную слаженность, надёжность и бесперебойную работу. Чем наиболее честно ваше определение «блокчейна», тем наименее оно годно для впечатляющих пресс-релизов. Блокчейн, по определению Тодда, – это всего только метод организации данных. И это очень расползается с тем, как этот термин употребляются сейчас.

Я убеждён, что через 5-10 лет, оглядываясь на популярность «блокчейна», мы придём в лёгкое смущение. Этот термин покажется нам таковым же устаревшим, как «сёрфинг во глобальной сети» либо «информационная супермагистраль». Считайте это открытым призывом к подмене термина. Пора двигаться далее.

Источник

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:
Оставьте свой комментарий или вопрос

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук