Bloomberg – Интервью с Талебом о Трампе, безработице, дефиците и кризисе

Ведущий: сейчас популярной темой является статистика Дональда Трампа. Бытует мнение, что раз при нём Американская Экономика потеряла так много денег, он плохо реализовался как президент. У вас, как всегда, нестандартная точка зрения по этому поводу.

Талеб: Не думаю, что это нестандартная точка зрения. Я считаю вполне нормальным, что негативно высказываться в сторону предпринимателей из-за неприязни к Трампу — это плохая идея. Америка была построена предпринимателями, так как она уважает потерю денег в стремлении к улучшению экономики страны. 99% предпринимателей, которых вы показываете на Bloomberg, терпят неудачу, оставаясь абсолютно без денег. Я думаю, что негатив к неудавшимся предпринимателям равноценен негативу по отношению к искалеченным солдатам. Мы осуждаем тех, кто идет на риск, когда именно такие люди нам и нужны. Если вы хотите говорить о Трампе, говорите о нём, но не нужно критиковать предпринимателей. Критика предпринимателей с целью выставить Трампа в негативном свете неприемлема. Это всё равно, что отрубить руку, которая тебя кормит. Посмотрите на New York Times, как много людей пытались сделать газету, которая может зарабатывать деньги, и у них не получилось?

Ведущий: Исходя из вашей точки зрения, мы должны быть благодарны тем, кто готов потерять деньги?

Талеб: Абсолютно верно. Мы с вами приехали в Америку, так как здесь нормально ошибаться. Я потерял много денег, но это лучше, чем сидеть в стороне и работать за зарплату. Кто платит зарплату? Предприниматели, те, кто идет на риск.

Ведущий: Глава Bridgewater Associates, Рей Далио, недавно спорил об Американском капитализме, говоря что в нём существуют проблемы. Что вы думаете по этому поводу?

Талеб: Мне импонирует Личность Рея, но он ошибается. Проблема заключается не в капитализме, как таковом, а в отсутствии собственных ставок в экономической игре, в отсутствии ответственности. В нашей системе люди могут принимать решения, которые негативно сказываются на других людях, при этом нисколько не пострадав от принятых решений. Это не капитализм, а корпоративизм.

Ведущий: А у Рея были ставки в экономической игре?

Талеб: Да, ведь у него есть свой фонд. Однако, он не проецирует данную проблему на общество. У нас в Вашингтоне сидит централизованная группа людей, принимающих решения, последствия которых не испытывают сами.

Ведущий: А что тогда с господином Пауэлом из ФРС?

Талеб: Он более ответственно относится к своей работе, так как понимает, что работа ФРС заключается в том, чтобы причинить системе наименьший вред.

Ведущий: Выходит, что Джером Пауэл справляется со своей работой лучше, чем Алан Гринспен?

Талеб: Конечно, но ему ещё есть над чем работать. Но вернёмся к главной проблеме. Мы должны стремиться жить в обществе, которое достаточно децентрализовано, чтобы люди, совершающие ошибки, также страдали от принятых решений.

Ведущий: И как этого добиться?

Талеб: Я написал про это целую книгу. В первую очередь, нельзя позволять людям давать какие-либо рекомендации, если их решение не скажется на них самих. Если компании становятся слишком большими, они начинают оказывать влияние на деятельность в Вашингтоне через лоббистов.

Ведущий: Существует мнение, что мы можем исправить проблемы капитализма с помощью новых монетарных мер. Что вы об этом думаете?

Талеб: Я думаю, что это бред. Если вы предполагаете, что что-то будет работать, то сначала нужно оценить последствия того, что это не сработает. Эти меры не были протестированы. И очень нелинейна, подобно бутылке с кетчупом, из которой сначала может ничего не вытекать, а потом кетчупа выдавливается слишком много. Но меня интересует более глобальная ситуация. У нас в стране рекордно низкая Безработица и огромный дефицит бюджета. Я думаю, что если наступит рецессия, дефицит выйдет за разумные пределы. А если Экономика продолжит рост, то рост ставки процента утроится.

Ведущий: значит увеличится стоимость обслуживания долга?

Талеб: Она уже сильно высока и это меня волнует. Безработица меняется, меня больше интересует дефицит. Германия одержима дефицитами, так как у них есть исторические прецеденты влияния гиперинфляции, и они не хотят их повторения. люди из Аргентины, Турции, Зимбабве, Ирана и других стран иногда связываются с Американским правительством и сообщают о последствиях гиперинфляции.

Ведущий: Вас настораживает направление переговоров по поводу торговли между США и Китаем?

Талеб: Я предпочитаю говорить о событиях, которые можно проследить на протяжении 20 лет и более. Через 20 лет мы можем вернуться к этому разговору. Сегодня очень глупо инвестировать во что-то, не учитывая накапливающиеся потенциальные риски. Это как с бутылкой кетчупа, он выльется сразу и его будет много.

Ведущий: Многие проводят параллели между выкупом крупными компаниями акций и кризисом 2008. Рыночные условия выглядят похожими, не так ли?

Талеб: Наш долг велик, но его природа изменилась. Теперь долг перешёл на публичные компании, а это хуже, чем было 10 с лишним лет назад. Долг частных компаний всегда можно реструктурировать, а долги публичных компаний никуда не уходят. Публичный долг формируется политиками, которые не несут за это ответственность, и он выходит из под контроля. Необходимо сосредоточиться не на том, что случится, а на том, какова благоразумная Политика.

Ведущий: Но для мотивации людей к благоразумной политике, им нужно показать возможное будущее. Что катализирует кризис публичного долга?

Талеб: Я считаю, что лучше не стремиться узнать причины и время наступления кризиса, а стремиться обезопасить себя от его последствий. Не стоит полагаться на какие-то прогнозы по поводу кризиса, он может случиться через час, а может и через несколько лет. В любом случае, рынок сейчас выглядит ненадёжно. Самолёт, который плохо работает, в конце концов упадёт. Таким образом, нужно с умом хэджировать свои позиции, или не быть в рынке. Хэджирование это очень сложно, поэтому большинству людей лучше просто не быть в рынке.

Ведущий: А как тогда копить на пенсию?

Талеб: нужно рассматривать обе стороны рынка, или можно остаться без денег. Я вхожу на финансовые рынки только тогда, когда у меня есть рабочие инструменты хэджирования.

Ведущий: Выходит, что нет смысла даже покупать облигации?

Талеб: Да, доходность по ним ограничена, а потенциал падения нет. Инвестиционные горизонты часто неверно интерпретируются и люди не получают желаемую доходность. В 2008-2009 многие хотели, чтобы у них не было инвестиций. Однако, если кризис наступит, я первым побегу покупать акции. сейчас я держу золото и некоторые другие инструменты, которые вырастут при падении всего рынка. Я избегаю акций и долгосрочных облигаций.

Ведущий: Это довольно скудный набор для тех, кто хочет хорошо заработать на рынке.

Талеб: В своих книгах я рекомендую людям сосредоточиться на их работе и не стремиться заработать с помощью собственных накоплений. люди могут хорошо разбираться в своих профессиях и быть очень наивными, когда дело касается инвестиционных стратегий. В реальности, накопления людей должны быть направлены на сохранение ценности, а полученный с них Доход может идти на рисковые операции.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *