Что делают бренды с блогерами-попрошайками

Что делают бренды с блогерами-попрошайками Интернет маркетинг

Не успел в Рф утихнуть скандал с блогеркой, которая попросила у косметического бренда бесплатную косметику, чтоб попользоваться и написать отзыв, как схожий скандал разразился на Западе.

Сущность нашего скандала такая. Популярная в узеньких кругах блогер Белла Рапопорт, которую охарактеризовывают как микроинфлюенсера, написала косметической компании Lush: «Здрасти. Я блогерка. Я бы желала получить какой-либо набор и поведать о нем в сторис». Lush ответили отказом: «Белла, привет! Спасибо за ваше воззвание. К огорчению, нам не любопытно».

Блогерка посчитала отказ грубым, обнародовала переписку и стала инкриминировать Lush в том, что они поддерживают феминизм не по-настоящему.

Что делают бренды с блогерами-попрошайками

История породила в руинтернете активное обсуждение и вереницу мемов.

к примеру, Кристина Потупчик написала:

Что делают бренды с блогерами-попрошайками

На Западе, естественно, о этом скандале навряд ли знали, но там стала вирусной практически буквально таковая же история. обладатель элитного отеля White Banana Beach Club Siargao на Филиппинах написал на страничке отеля в Facebook:

Что делают бренды с блогерами-попрошайками

«Мы получаем много запросов о сотрудничестве от инфлюенсеров. Мы желали бы по-дружески заявить, что ни в котором сотрудничестве с этими самопровозглашенными инфлюенсерами мы не нуждаемся. Мы желали бы также предложить им испытать остальные методы есть, пить и спать на халяву. Либо даже испытать отыскать реальную работу».

Как и вариант с российской блогеркой, пост филлипинского отеля затронул некий

«– И вот ваш счет.
– Но я инстаграм-блогер.
Я могу отдать для вас отзыв.
Это лучше, чем оплата.
Контент – это моя валюта.
Просто спросите мои сотки подписчиков.
– Вы серьезно пытаетесь произвести оплату фотками в «Инстаграме»?
естественно нет.
ОДНИМ фото. Я не запощу больше этого безвозмездно.» Остальные комиксы из данной нам серии сможете почитать тут

При этом посреди участников дискуссии есть и такие, кто считает, что бренды не должны так поступать с инфлюенсерами, что недозволено оскорблять людей на основании их рода занятий. Отелю даже пришлось на последующий денек разъяснять, что они ничего не имеют против инфлюенсеров, а выступают как раз против халявщиков («against freeloaders»):

Реальный инфлюенсер – это тот, кого так зовут остальные, а не он сам.

Инфлюенсеры – это блогеры и инстаграмеры, которые имеют весьма огромную аудиторию (10-ки либо сотки тыщ, а в элите даже миллионы фоловеров) и почаще всего ведает ей о брендах за средства, воспроизводя, на самом деле, маркетинговую модель СМИ (если совершенно буквально – нативную рекламу). Это, как правило, знаменитости, в том числе знаменитости веба. Обычным примером можно именовать Ким Кардашьян: 134 миллиона фоловеров в Instagram.

Микроинфлюнсеры имеют аудиторию куда как меньше (но время от времени лучше тематически организованную), потому нередко сотрудничают с брендами не за средства, а за «безвозмездно попользоваться». И вот к данной нам группы желают примкнуть почти все, кто до 10-ов тыщ фоловеров не дорос, но какие-то общественные позиции имеет.

неувязка, кажется, вызрела. Еще годом ранее The Atlantic (литературный журнальчик США) писал, что блогеры-попрошайки уже замучили отельеров. PR-менеджеры неких гостиниц на Бали, к примеру, сетовали журнальчику, что получают от самопровозглашенных инфлюенсеров по 20 запросов в денек. И все желают безвозмездно отдохнуть в обмен на рассказ в собственном блоге.

Судя по иным статьям о блогерах-попрошайках, на Западе они докучают больше всего конкретно гостиницам и курортам.

Видимо, развитие инфлюенсеров подошло к некоему порогу. Как пишет Спрос. Их сделалось очень много.

В этих критериях как раз инфлюенсеры должны быть заинтересованы в сотрудничестве с брендами, а не напротив. Ведь конкретно наличие сотрудничества с брендом и подтверждает, что блогер – инфлюенсер, а не обыденный любитель сетевого общения.

Загвоздка еще в простоте выхода на этот Рынок. Хоть какой блогер с тысячей-другой фоловеров, вправду, может попросить у какого-либо бренда чего-нибудть безвозмездно. А почему бы и нет? вдруг дадут. В итоге у пиарщиков брендов скапливается раздражение, которое равномерно начинает изливаться наружу.

Навряд ли наметившийся перелом в отношениях к инфлюенсерам отвернет бренды от их и возвратит бренды в СМИ. Инфлюенсеры, даже микроинфлюенсеры, – мощнейший, гибкий и влиятельный канал воззвания к аудиториям.

Но развитие этого вида медиаактивности обязано привести к переходу количества в свойство. Старенькые СМИ «питчат» бренды мастерски: дают медиакиты, говорят о собственной аудитории, собственном стиле и собственных подходах к темам, о выгодах, которые получит бренд. Видимо, проф инфлюенсеры тоже перейдут к такому формату общения. «Здрасти, я блогерка, дайте испытать, а я напишу», – будет работать меньше и меньше и вызывать только раздражение. На этом фоне как раз наиболее прибыльными будут смотреться мастерски составленные и хорошо целевые предложения. Инфлюенсерская и микроинфлюенсерская среда начнет структурироваться и обживаться проф эталонами.

Хотя на самом деле там будет все то же: дайте пожить и попользоваться, а я напишу. Рекламщикам брендов, в особенности в масс-маркете, предстоит свыкнуться с сиим потоком воззваний. Им придется обучаться работать с микроинфлюенсерами и – набираться терпения.

«Управление по работе с фаворитами воззрений: от постановки целей до подсчета эффективности»
Источник

Оцените статью
Добавить комментарий