Цугцванг для Путина: множество катализаторов военной эскалации вокруг Крыма и Азовского моря (Neue Zürcher Zeitung, Швейцария)

Цугцванг для Путина: множество катализаторов военной эскалации вокруг Крыма и Азовского моря (Neue Zürcher Zeitung, Швейцария) Новости России и Мира

Цугцванг для Путина: множество катализаторов военной эскалации вокруг Крыма и Азовского моря (Neue Zürcher Zeitung, Швейцария)

Twitter

Германский политолог находит в отношениях меж Украиной и Россией огромное количество катализаторов военной эскалации. В особенности небезопасна, по его воззрению, обстановка на Азовском и Черном морях. Он уверен, что зачинателем конфликта будет Наша родина.

Оккупация Крыма, гибридная война в Донбассе — конфликт меж Россией и Украиной очень далек от решения. Наиболее того, Москва даже открыла новейший район конфронтации: международные воды недалеко от Крыма и Азовское море.

25 ноября 2018 года Наша родина перекрыла в Керченском проливе три украинских военных корабля и задержала 24 члена экипажей. Эта конфронтация на море свидетельствует, что эпицентр конфликта может переместиться из Донбасса в Азовское море.

«Новейшие инциденты на море могут означать блокаду портов на Азовском море и судоходства», — считает управляющий киевского Института экономических исследовательских работ и политического консалтинга Виталий Кравчук.

Развитие событий по этому сценарию имело бы томные экономические последствия не лишь для больших городов Мариуполя (455 тыщ обитателей) и Бердянска (115 тыщ обитателей). На эти два порта на данный момент приходится около 5% внешнеторгового оборота Украины. В первую очередь речь идет о экспорте стали и продукции хим и земельной отрасли. У Украины практически нет другой транспортной инфраструктуры (да и та в значимой степени пребывает в упадке), так что страна, по сущности, не в состоянии перенести свои торговые «ворота» из Мариуполя и Бердянска в остальные места. Обострение ситуации в Азовском море еще больше пошатнуло бы и без того оставляющую желать наилучшего социальную стабильность на юго-востоке Украины и вызвало бы экономическую рецессию по всей стране.

«Крымский» вариант реакции

Невзирая на эти вероятные томные последствия, таковой сценарий недозволено исключать, тем наиболее что существует целый ряд работающих сразу и усиливающих друг друга причин напряженности вдоль берегов Крыма и юго-восточных регионов Украины.

Во-1-х, слабенькая реакция Запада на различные деяния Рф по обострению ситуации; во-2-х, по сущности, отсутствие интернациональных организаций на Азовском море и в Крыму; в-3-х, трафф по мосту через Керченский пролив; и, в конце концов, в-4-х — нерешенная неувязка размеренного обеспечения оккупированного Крыма пресной водой.

Москва могла бы испытать взять под собственный контроль заблокированный в реальный момент пресноводный канал меж Крымом и Днепром. Таковая операция привела бы к вводу русских постоянных войск на украинскую местность.

Главным фактором обострения ситуации на Азовском море является запоздалая и ограниченная реакция Запада на конфронтацию в Керченском проливе. До сих пор Запад следует на юго-востоке Украины «крымскому» (а не «донбасскому») варианту реакции на эскалацию меж Москвой и Киевом. На задержание 24 украинских военных моряков в осеннюю пору прошедшего года ЕС отреагировал очень сдержанно — в отличие от катастрофы самолета, выполнявшего рейс MH17 в июле 2014.

Заместо этого Запад, как и опосля аннексии Крыма в марте 2014 года, послал в адресок Москвы бессчетные, но только вербальные и быстрее символические сигналы. И Кремль полностью мог воодушевиться данной для нас слабенькой и «нематериальной» реакцией и отважиться на активизацию направленных против Украины действий и на их перенос из Донбасса на Азовское море. Для Москвы этот регион мог бы стать экономически наименее рискованным, чем Донбасс, местом ведения гибридной войны.

Нет интернационального присутствия

Вторым дестабилизирующим фактором на Азовском море и в Крыму является фактически полное отсутствие интернациональных организаций в этом регионе. При этом Путин еще в 2017 году высказывался за усиление интернационального присутствия в Донбассе. По его воззрению, туда можно было бы навести относительно многочисленную, но невооруженную цель наблюдателей ОБСЕ, которых охранял бы малочисленный, но вооруженный контингент сил ООН. Вообщем, эта инициатива не уверила ни украинскую сторону, ни Запад и была в итоге отвергнута.

При этом Путин предпочел бы усиление интернационального присутствия конкретно на востоке Украины, а не на Азовском море либо в Крыму. А на юго-востоке Украины Кремль откровенно мешает возникновению даже малого количества наблюдателей ОБСЕ либо других организаций, не говоря уже о вооруженной миссии ООН. Отсутствие сколько-нибудь влиятельных интернациональных организаций на Азовском море и в Крыму делает русские деяния в этом регионе наименее рискованными, но оттого еще наиболее возможными.

Третьим фактором, провоцирующим Кремль на продолжение деструктивных действий в пространстве меж Азовским и Черным морями, могли бы стать технические трудности либо финансовая неэффективность моста через Керченский пролив, соединяющего Крым с Русской Федерацией. Этот имиджевый проект имеет огромное политическое Таковой сценарий был бы в особенности возможен в случае, если мост начнет разрушаться. По сообщениям украинских СМИ, опосля открытия так именуемого Крымского моста в мае 2018 года уже было выявлено несколько технических заморочек, а также рисков, обусловленных геологическими причинами. Вероятное закрытие, а в последнем случае и обрушение потрясающего моста сделалось бы томным ударом по стилю путинского режима, который тот сам для себя сделал опосля аннексии Крыма. И тогда Кремль мог бы быть готов на почти все, чтоб отвлечь публичное внимание от такового провала. Одним из сценариев стал бы военный. Но даже если мост устоит, остается вопросец, как он соответствует поставленной цели — содействовать экономическому росту Крыма, который в реальный момент живет полностью и на сто процентов за счет дотаций. Если же дорогостоящий проект не оправдает ожиданий, возможность обострения ситуации в черноморском регионе со стороны Рф, которая захотит замаскировать свою стратегическую ошибку, вырастет.

вопросец водоснабжения

Еще одну инфраструктурную делему для Кремля представляет собой непонятная ситуация со снабжением Крыма пресной водой. В 2014 году Киев заблокировал подачу пресной воды из низовьев Днепра по так именуемому Северокрымскому каналу через перешеек Перекоп. Сокращающиеся с тех пор водные резервы при одновременном недочете собственного производства электроэнергии в Крыму являются для его обитателей специфичной виртуальной бомбой замедленного деяния с возможными отрицательными экономическими и соц последствиями. Как ни удивительно, Москва с 2014 года не сделала фактически ничего для решения данной для нас трудности. Так, к примеру, она не выстроила больших компаний по опреснению морской воды и не приняла мер по развитию региональной энергетической инфраструктуры, по этому можно было бы нивелировать растущие трудности с обеспечением Крыма пресной водой.

Если в обозримом будущем не будет найдено принципное решение трудности, к примеру, средством строительства большого опресняющего компании, то обитатели Крыма столкнутся с нехваткой пресной воды, при этом не лишь в экономическом нюансе, но и в ежедневной жизни. Рост социальной напряженности на полуострове мог бы также стать катализатором эскалации меж Россией и Украиной. к примеру, Москва могла бы испытать захватить заблокированный на данный момент Киевом канал меж Днепром и Крымом. Это означало бы ввод русских постоянных войск на местность Украины и начало 2-ой, сейчас уже официальной войны меж 2-мя наикрупнейшими по местности странами Европы.

Перечисленные выше происшествия представляют собой только некие из вероятных причин предстоящего военного обострения меж Россией и Украиной, в частности если меж собой переплетутся все четыре фактора эскалации на полуострове, в Керченском проливе и на Азовском море. Тогда если порты Мариуполя и Бердянска и сумеют продолжить свою экономическую деятельность, то столкнутся с бессчетными рисками и ограничениями.

Сумеют и захочут ли Украина и ее западные партнеры предложить сторонам, работающим в этом регионе, другие транспортные пути, предоставить им убедительные гарантии стабильности и действующие механизмы сохранности? Если нет, то украинским властям придется готовиться в постепенному «угасанию» Мариуполя и Бердянска и связанным с сиим томным соц, экономическим и политическим последствиям для всей Украины.

Neue Zürcher Zeitung, Швейцария

Источник: Rambler.ru

Оцените статью
Добавить комментарий