Как США пытались уничтожить всю российскую разведку

  Автор:

Александр Натрускин/РИА «Анонсы»

Соединенные Штаты не устают повторять мантру о угрозы русской разведки. Это очень контрастирует с периодически начала 1990-х, когда Вашингтон готовился практически убить Службу наружной разведки Рф стопроцентно. В ГДР со Штази эта операция была удачно реализована. Что воспрепядствовало совершить подобные деяния в Москве?

Исполнилось 75 лет генералу армии Герою Рф Вячеславу Трубникову, в первой половине 1990-ых годов работавшему первым заместителем управляющего Службы наружной разведки РФ, а во 2-ой половине — уже ее управляющим. Вячеслав Иванович не лишь наиболее 30 лет прослужил в русской, а потом и в русской разведке, но ему пришлось участвовать в самом сохранении СВР как явления в самые томные для нашего страны годы.

По словам генерала Трубникова, опосля распада СССР южноамериканские спецслужбы собирались обездвиживать работу русской разведки. В одном из предъюбилейных интервью Трубникова спросили о том, чем, на его взор, было вызвано заявление директора ЦРУ Роберта Гейтса в 1992 году о «незначительности конфигураций» в деятельности русских спецслужб опосля августа 1991 года.

Прошлый глава СВР заявил, что, возможно, «в качестве задачки-минимум ЦРУ ставило паралич русской разведки, а задачей-максимум лицезрело низведение нашей разведки до уровня разведслужб бывших государств Варшавского контракта, осуществив в отношении СВР тот же комплекс мер, что и в отношении германской Штази (люстрации и т. п.)».

Он указал также, что на фоне несусветного наружного и внутреннего давления на российские спецслужбы опосля распада СССР «разведка выжила в новейших критериях, благодаря штатскому мужеству и преданности народу ее костяка из государственников-патриотов, правильному осознанию ими духа ранее данной присяги и сущности государственных интересов новейшей Рф». Также огромную роль сыграло «мудрейшее управление новейшего командира в лице Евгения Максимовича Примакова (1-ый директор СВР Рф в 1991-1996 годах)» и «всепогодная» работоспособность и результативность «деятельности оперативного состава».

генерал Трубников обрисовывает ситуацию, возникшую в 1994 году опосля ареста в США Олдрича Эймса, долгое время работавшего на советскую, а потом и на российскую разведку. По словам генерала, в Москву немедля прилетела влиятельная южноамериканская группа, которая стала выдвигать русской стороне разные требования, начиная с незамедлительного отзыва из Вашингтона тогдашнего резидента СВР Александра Лысенко. Воспринимал эту группу Трубников, как 1-ый заместитель начальника службы, так как Евгений Примаков находился в забугорной командировке и оперативно связаться с ним было нереально. Тогда Трубников взял на себя ответственность и прямо на переговорах объявил руководителю столичной станции ЦРУ Джеймсу Моррису, что «с вами придется расстаться».

Америкосы не поверили своим ушам. Они считали, что такое решение может принять лишь президент Ельцин, а он, по их воззрению, такового решения не воспримет, стремясь сохранить отличные дела с США в полном объеме. Трубников уже задним числом позвонил конкретно Борису Ельцину (по табелю о рангах он таковых возможностей тогда не имел, так как функции доклада главе страны находились лишь у Примакова) и доложил о принятом решении. Ельцин дал ответ: «Молодец!». К слову, ничего критично ужасного опосля зеркальной высылки Морриса не вышло. Америкосы уже в тот момент очень переоценивали степень собственного воздействия на Москву. Это весьма показательный эпизод.

ЦРУ намеревалось повредить принцип зеркальной ответственности, который соблюдался даже при Горбачеве.

Их уверенность в своей безнаказанности основывалась как раз на опыте Восточной Европе и недолгом периоде 1991-92 года, когда вправду казалось, что разрушенная система КГБ СССР уже не оправится никогда и будет делать только декоративную функцию, какие делают разведки маленьких государств — дорогостоящая символическая игрушка.

Броско, что из разведок государств Восточного блока только Штази была демонстративно разрушена до основания — прямо до ликвидирования архивов, спостроек и люстрации (запрете на профессию) бывших служащих даже технических служб. Другие были худо-бедно переформатированы под нужды ЦРУ. То, что русская разведка в тот период сохранилась, было частично чудом, частично вправду как итог подвижничества и патриотизма служащих (в том числе и юных), работавших иногда либо просто безвозмездно либо (в неких регионах) вопреки устоявшейся политической полосы на отступление либо невмешательство.

Это уже при Примакове возобновилось жилищное стройку для набранных из регионов кадров, финансирование прямо до реформы известной столовой, в которой в 1980-е годы просто бывали случаи отравления. Бытовые вопросцы не решались десятилетиями прямо до постройки пешеходного моста через МКАД. А то сотрудникам разведки приходилось от метро «Ясенево» пешком идти до комплекса спостроек СВР, лавируя меж машинками.

А в позднесоветское время, когда еще не было станции «Ясенево», ситуация и совсем смотрелась смешно. На тогдашней конечной остановке желтоватой ветки метро, «Беляево», два раза в денек, днем и вечерком, накапливалась стайка по-иностранному одетых людей с ранцами в ожидании служебного автобуса.

И все это не мелочи. В совокупы это приводило к оттоку из Службы юных кадров куда в большей степени, чем идейный раздрай в стране. Нерешенность не лишь бытовых вопросцев, но и просто рабочей среды как бы показывала «бесхозность» и «ненужность» для новейшей Рф наружной разведки. А кто будет работать, если это никому не необходимо?

Конкретно «ненужность» СВР для новейшей Рф была главным аргументом идеологического наружного и внутреннего действия. Южноамериканская сторона весьма мило и миролюбиво говорила, что мы сейчас стратегические партнеры, для чего для вас в новейших критериях монополярного мира содержать это громоздкое «русское наследство» — разведку. Давайте сейчас вкупе смотреть за миграцией рыбы в озере в Виктория, чтоб посодействовать бедняжкам в Уганде. Это натуральная история: предлагалось навести русские спутники слежения и связи на озеро Виктория, где мачалась от расхищения туземцами какая-то маленькая рыбешка. Даже не дорогой нильский окунь, а реально что-то вроде шпрот. И если «внутренний» осколок КГБ — контрразведку можно было просто расчеловечить педалированием из всякого утюга темы сталинских репрессий, то низведение русской наружной разведки до уровня рыболовов в Уганде подавалось как «акт партнерства» и стратегического сотрудничества.

Наши бывшие восточноевропейские союзники и некие новейшие страны стремительно согласились, что от наследства нужно отрешиться.

на данный момент один из кинокритиков либеральной тусовки (кто его представления спрашивал?) утверждает, что в 1991 году совершенно нужно было снести здание КГБ в поучение потомкам, как это сделали в Берлине со зданием Штази.

Здесь дело даже не в том, что конструктор Щусев в гробу переворачивается от таковых мыслях, а в том, что «методичка» приблизительно та же. на данный момент, правда, упор делается на типо «некомпетентность» русской разведки, но это дань времени имени кота Скрипалей.

Восстанавливалась опосля 1991 года разведка тоже не сходу. До сих пор чувствуется эффект от тех утрат, которые она понесла, в особенности во 2-ой половине 1980-х годов и в начале 1990-х. нужно сказать, что основная масса предателей и перебежчиков пришлась как раз на горбачевские времена, и в любом отдельном случае нужно разбираться непосредственно, в чем там причина. В итоге обязано было смениться целое «засвеченное» поколение и, самое основное, поменяться идейная составляющая. Национальные интересы РФ в наиболее либо наименее полном виде формировались долгий период, что и определило некое отставание наружной разведки от, скажем, МИДа в реструктурирование всей системы и кадров.

Юбилей генерала Трубникова — красивый повод все это еще раз вспомянуть. естественно, таковых угроз, как в 1991-94 годах, уже нет. на данный момент все больше в моду заходит прямое бряцание силой даже со стороны таковых презентабельных фигур, как засол Хартман. Но давление на российскую разведку, как наружное, так и внутреннее, длится конкретно по идейной полосы.

на данный момент, естественно, ни один из управляющих ЦРУ уже не произнесет, как тогда Роберт гейтс, о «незначительности конфигураций» в русской разведке. Это за их сделают остальные, америкосы быстрее напротив — повсевременно настаивают о роли и активности русской разведки, которая мешает им расслабленно жить. На то и кот (откуда вокруг разведки столько котов в крайнее время?), чтоб мыши не дремали.

Источник: Rambler.ru

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:
Оставьте свой комментарий или вопрос

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук