Маркетологи доигрались: наука объявила о наступлении эры потребительского цинизма

В Рф о этом пока не много кто гласит. Здесь снимают крайние сливки с тех групп потребителей, которые владеют обычным рассудочным мышлением. Таковым, которое дозволяет им делать легкую работу, не есть толченое стекло на завтрак и держать в голове, чем полицейский различается от снеговика.

Но скоро доверчивые глаза и этих людей раскроются. Вослед за своими западными коллегами-консъюмерами они укажут обвиняющим перстом на тыщи компаний и приколотят их словом «оппортунисты».

Там – в мире сотен видов сыра и изобретения новейших потребностей – термином «потребительский цинизм» именуют противодействие людей способам маркетингового убеждения и импульсу покупки. И это уже не равнодушие к рекламе, а конкретно «сопротивление» ей.

В 2010 году рекламщики заговорили о еще большей дилемме – «наступательном потребительском цинизме» исследование Филиппа Оду и Паулин Першеро из Института Lille Nord de France «Потребительский цинизм. От сопротивления до антипотребления в разочарованном мире»).

Проще говоря, люди из «Золотого млрд» уже лет 10 как начали интенсивно хейтить и обводить вокруг пальца компании за утрату ими берегов в сфере маркетинга.

Ученые принялись ставить на пространство бизнес еще ранее. В работе «Командные циники» 1989 года ее создатели Дональд Кантер (в те времена соц психолог и доктор маркетинга Бостонского института) и Филлип Мирвис (личный эксперт, спец по организационному поведению) одним из основных параметров маркетинга в бизнесе окрестили «целеустремленный оппортунизм и непревзойденную способностью к софистике».

По воззрению Кантера и его коллеги, игроки рынка «откладывают этические суждения в сторону – в пользу того, что они считают достижением». Ученые из различных государств мира с завидным всепостоянством именуют чудовищ маркетинга «большими корпоративными кукловодами» и земельными червями. Пользователи тоже не жалеют эпитетов.

В апреле 2019 года на площадке «Think With Гугл» Тим Скотт директор по маркетингу компании Land O’Lakes (обслуживает интересы тыщ фермеров в США) обтекаемо сказал, что существует некоторая «ловушка маркетинга», в которую сплошь и попадают компании.

На языке корпоративных кукловодов Скотт отдал осознать, что «бренды не должны отрешаться от рекламного подхода», но им необходимо больше мыслить о том, как его организовать – «чтоб люди неверно не восприняли рекламу как оппортунистическую попытку заработать больше средств».

Переведем на язык родных осин:

В собственной маркетинговой активности подумайте уже о здравом смысле и перестаньте впаривать. людей тошнит.

Сложна-а! Какой «оппортунизм»? Какой «наступательный цинизм»? Давай на пальцах!

В современной экономической теории термин «оппортунизм» значит «следование своим интересам, в том числе обманным путём». По воззрению видного экономиста и лауреата различных премий Оливера Уильямсона, оппортунизм – это не столько воровство и мошенничество, сколько наиболее тонкие, активные и пассивные формы обмана. Брутальный

Оппортунизм по-крупному – это, к примеру, Политика в сфере потребительского кредитования неких русских банков. Завышенные проценты, раздача необеспеченных кредитов, твердое психическое давление на должников, пропускающих либо задерживающих платежи. совместно с тем – массированная щас же».

В 2018 году на фоне обеднения населения (четыре года попорядку падали настоящие доходы) рост потребительского кредитования превысил все разумные пределы. Какова причина этому? Банки что – не страшатся массового дефолта по кредитам?

Причина – оппортунизм. Пс-ст… Кое-кто в банковской сфере задумывается так: «Раздаем кредиты всем попорядку. Прессуем заемщиков и делаем выручку, пока можем. А когда (и если) грянет дефолт, то бежим в известные кабинеты с кликами «А-а-а! Банковская система рушится!» и получаем экономные средства «на спасение». Профит».

Оппортунизм по мелочи – это приблизительно вот что: покупаем на Aliexpress по 500 рублей оптом электрозажигалки с зарядкой от USB порта. Накидываем маржу в 400 %. Делаем шикарный лендинг, на котором расписываем эти зажигалки как предел желаний курильщика. Заявляем, что «лишь до 1 мая» у нас они стоят 2500 рублей. Помещаем Самую Главную Клавишу. И льем туда трафик.

А «потребительский цинизм» – это то, что умножалось в обществе годами как оттянутая во времени реакция на подобные трюки. Таковой собственного рода «нарыв», уже прорвавшийся на Западе, и собирающийся сделать то же самое в Рф.

Массы людей стали думать: «А что это мы у их покупаем, как не в себя?». У потребителей проклюнулся здравый смысл, при этом темного колера.

Даже Япония впала в потребительский цинизм. Хотя, как и постоянно, специфично «по-японски»

Агентство из Токио Riskybrand Inc (помогает компаниям строить бренды) с 2008 по 2018 годы изучало социально-экономическую жизнь и динамику ценностей 4 000 обычных японских потребителей. Эта работа вылилась в исследование «Взлет цинизма в Стране восходящего солнца».

Его создатели определяют современный цинизм как «недоверие к этическим и соц ценностям и отказ от необходимости участвовать в жизни общества». Потребительский цинизм, по воззрению исследователей, является частью «общего цинизма».

Казутеру Тасаки и Аполлин Коут из Riskybrand Inc говорят, что рост современного цинизма отмечен на уровне потребителей в странах с развитой экономикой. А Япония имеет самую низкую степень доверия к любым учреждениям посреди всех изученных государств.

С опаской создатели исследования пишут о том, что на Родных Островах развилась Идеология «You Only Live Once» (YOLO, «Один раз живешь!»).

С одной стороны, пользователи сосредоточились на моментальном наслаждении сейчас во вред заботе о завтрашнем деньке. Таковых людей за 10 лет сделалось больше на 40 %. И на 30 % сделалось больше японцев, которые нередко носят на для себя дорогие и престижные вещи. Но феномен в том, отмечают создатели, что мотивы употребления этих вещей не те, что ранее. люди «цинично» желают конкретно что услаждаться на данный момент, а не копить вещественные ресурсы.

На 24 % уменьшилось число людей, которые «готовы идти на риск ради заслуги хотимого, независимо от одобрения остальных». Создатели исследования именуют таковой склад ума «нет выгоды, но нет боли». И молвят, что это признак пессимизма.

Тасаки и Коут говорят, что потребителей накрыло презрение к символам статуса.

Подросло на 20 % число людей, считающих, что демонстрация статусного употребления является признаком неискушенного человека. Игнор знаков статуса, по воззрению исследователей, – форма сопротивления обществу и признак эмансипации потребителей.

Спецы Riskybrand Inc указывают, что методы коммуникации брендов больше не удовлетворяют потребителей. Ранее она строилась на «эмпатии».

людей глупо соблазняли привлекательными либо сексапильными зрительными эффектами и общими формулировками типа «счастье», «будущее» либо «вызов». Это больше не работает.

По воззрению японских рекламщиков, публика все почаще принимает предложенные брендами образы исходя из убеждений «мы это уже лицезрели» и вроде бы задает вопросец «Что различает вас от остальных?»

Новейшие «меркантильные» пользователи отыскивают бренды с сильными «персональными вселенными». Создатели исследования рекомендуют компаниям в коммуникациях жать на то, что делает бизнесы неповторимыми.

Как пользователи «наступают» на бренды

Потребительский цинизм, как было отмечено выше, бывает не только лишь оборонительным (глобальное недоверие, установка «не куплю и все здесь!»), да и наступательным.

Филипп Оду и Паулин Першеро из Института Lille Nord de France со ссылкой на исследования коллег докладывают, что «обыденные» пользователи могут разрабатывать собственные наступательные и оппортунистические стратегии по отношению к торговцам продуктов и услуг.

Они тоже не лыком шиты и используют принцип максимизации прибыли и минимизации издержек на собственное потребление. Они принуждают рекламные отделы компаний растрачивать ресурсы на акции, бесплатные продукты и кэшбек. Эталон меркантильного консъюмера – потребление безвозмездно.

Французские исследователи разглядывают такое работы «Потребительский цинизм. От сопротивления до антипотребления в разочарованном мире», тем не наименее, указывают, что бренды вообще-то сами повинны. реклама компаний стала «не подлинной». Бренды издавна уже борются за собственный кусочек пирога на местности, которая далека от их основного бизнеса. Рекламные усилия большинства брендов исследователи именуют «отчаянными», а иногда просто нечестными.

Бренды нередко ошибаются в попытках «на хайпе» приспособиться к цинизму потребителей

Уже упоминавшийся Тим Скотт из Land O’Lakes, лицом к публике с помощью педалирования престижных тем типа охраны окружающей среды, борьбы за толерантность и т. п., если ранее компании никогда этими темами не интересовались.

Скотт приводит пример того, как некие южноамериканские бренды в прошедшем году попробовали «прыгнуть на хвост» ЛГБТ-движению, выделив свою терпимость. Радужные флаги в витринах в деньки парадов «прайда», различные виды рекламы с «толерантной» внутренностью – вот это все.

Против ожидания, ЛГБТ-сообщество восприняло такие пробы в штыки. Общее Мировоззрение было таково: декларация поддержки и реальная поддержка – это различные вещи. Бренды, дескать, извлекают выгоду и в этом случае. Если, дескать, вы не в теме, то и нечего сюда лезть.

Тим Скотт рекомендует: заместо таковых попыток «…удостоверьтесь, что в центре внимания вашего маркетинга находится то, о чем вы уже глубоко заботитесь». Его компания Land O’Lakes работает с фермерами, отлично их понимает и на этом решила сыграть.

Скотт ведает, скажем, что отдел маркетинга вознамерился на публике развеять стереотипы людей о сфере сельского хозяйства: «Вопреки всераспространенному воззрению, крестьяне – это не поголовно старенькые, бородатые мужчины, которые живут в бардовых сараях. По сути, в 30 % случаев в США это дамы. Дамы обладают фермами, управляют ими и работают на их…»

Land O’Lakes сняла музыкальное 30-секундное видео на переделанную и всем известную в США кантри-песню «Старенькый Макдональд». В новеньком ее варианте сделали упор на роль дам в сельском хозяйстве. Мысль выстрелила, хотя, по выражению Тима Скотта, Land O’Lakes – это не тот бренд, который хоть как-то связан с поп-музыкой.

внимание к величавому делу, над которым мы как членский кооператив фермеров, издавна работаем».

«Люди не доверяют словам, а лишь действиям, – гласит Скотт, – Если вы проводите маркетинговую кампанию, то задумайтесь о тех людях, кто к ней (по духу и по наличию нерешенных заморочек – прим. создателя) поближе всего».

бренд устроил так, чтоб любой просмотр, тегирование и комментарий видео с кантри-песней о женщинах-фермерах давал 1 бакс пожертвований для нуждающихся домохозяйств.

Потребительский цинизм в Рф

О нем практически не молвят на публике, но он уже достигнул таковой силы, что не замечать делему – значит проиграть в ближнем будущем наиболее вкусившим вкус< в психологии соперникам.

Каковой массовый пользователь в Рф на данный момент? Вот броский пример. В 2016 году один российский производитель колбас устроил маркетинговую акцию. Тонну колбасы скинули на парашютах с самолета и разрешили публике собрать ее безвозмездно. Поглядите, как это было:

В крайние годы ситуация еще наиболее ухудшилась. Энтузиазм к теме потребительского цинизма показали сотрудники Высшей школы экономики. В январе 2019 года научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследовательских работ ВШЭ Регина Решетеева поведала о потребительском сопротивлении россиян «Ленте.ру».

Посреди штрихов к портрету российского консъюмера мы можем узреть, а именно, рвение воплотить «ужас маркетолога»: когда покупатели приходят в магазины, скупают продукты по акциям, а больше не берут ничего.

Одним из поводов к таком поведению стала большая ошибка русского бизнеса, решившего уменьшать количество продукта в упаковке, оставляя старенькую стоимость. Заместо килограмма гречки – 800 граммов, в бутылке пива – 450 граммов и т. п.

Конкретный рост цен в 2014–2016 годах и нечестное один, стали оптимальными, но «купи-купи-купи» на их действует меньше. Эта тенденция приглашает рекламщиков пересмотреть собственный инструментарий.

давление на русского гражданина свирепых экономических причин стремительно изгоняет из него беса инфантилизма. Но на замену ему приходит бес отрицания и подозрительности по отношению к хоть каким рекламным стратегиям.

Во что мутирует «новенькая контент-маркетинга будет лишь расти. Это удобный пользователю метод коммуникации с брендом, который вовлекает его в воронку продаж.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *