Собаки лают, он стоит. Как украинцы постоянно хоронят Крымский мост

  Автор:

РИА Анонсы

В среду, 15 мая, Крымский мост отметил первую годовщину эксплуатации. На протяжении всего времени строительства целый легион журналистов, политиков, военных, а также людей, выдававших себя за профессионалов в архитектуре и геологии, не раз предсказывали мосту нескончаемый недострой, раннее разрушение и скорую погибель

Украина.ру приводит более «убойные» прогнозы, создатели которых, может быть, сейчас предпочли бы не вспоминать о собственных ляпах.

В 2014 году политтехнолог и журналист Тарас Березовец, позиционирующий себя в качестве «фигуры, приближенной к президенту Порошенко» (ну для полного соответствия цитате из Ильфа и Петрова не хватает разве что свойства «гигант мысли и отец российской демократии». — Прим. авт.) убеждал, что стройка никогда не будет закончена:

«Наибольшая неувязка — это технологическое отставание: у россиян нет технологий, которые дозволяли бы забивать сваи на достаточную глубину. Но если же Наша родина мост достроит, то уже что-то произойдет с русской экономикой. Что-то тяжелое и трагичное, и не факт, что что-то от Рф остается».

Мост выстроили. И Наша родина осталась цела. А вот что вышло за это время с Украиной, обрисовать в конструктивных выражениях в реальный момент не представляется вероятным. К слову, сам Березовец, как ни в чем не бывало продолжает витийствовать.

В весеннюю пору 2016 года, когда закончилась подготовка и начался главный шаг стройки, выступил представитель Украины в «контактной группе по урегулированию в Донбассе» Роман Бессмертный. С экрана украинского телевидения он возвестил:

«Не будет там никакого моста. Россияне будут эти сваи забивать ещё не одно десятилетие. Был лишь один человек, который подготовил план и имел настоящие достоверные механизмы строительства там моста, — это министр строительства нацистской Германии Альберт Шпеер. Желаете, возьмите в архивах эти документы. сейчас все знают, что на стыке этих 2-ух плит нереально строить мост, поэтому что они движутся всё время. А мы живём данной для нас сказкой. Ответ прост, и он лежит на поверхности. Почему мост не выстроили? Поэтому что его нереально там выстроить!»

Россияне, по-видимому, с министром-нацистом знакомы не были и квалифицированного его представления не знали. А если и знали, то произнесли обычную реплику: «Кино и немцы!» Опосля чего же продолжили стройку.

время от времени украинские СМИ баловали собственных читателей информацией о том, что «строящийся мост вот-вот развалится», но система назло киевским репортерам упрямо не желала падать.

В декабре 2016 года портал gordon.ua с наслаждением опубликовал несколько цитат из интервью старшего научного сотрудника Института аква заморочек Русской академии Юрия Медовара youtube-каналу Sota Vision.

Спец сказал, что «во времена СССР проект Керченского моста не прошел согласования у классных профессионалов» (фамилии сохранены Медоваром в тайне), и объявил, что строят мост без экспертизы на собственный ужас и риск в неудачном месте, где сплошной вулканизм, 6 аква горизонтов и карстовые полости под морским дном». Спец отметил, что «два моста в Ростове на дону, что недалеко, упали. И этот длительно не простоит. А все поэтому, что Владимир Путин в школе прогуливал уроки географии», не понимает положения вещей, а ему все страшатся возражать, но не желают давать экспертную оценку.

«У нас нет экспертов, и кто будет мост этот строить — неясно. И даже если его возведут, никто не поручится, что он простоит хотя бы некое время».

11 января 2017 года еще одну серию саги «почему недозволено выстроить мост через Керченский пролив» предложила некоторая харьковская правозащитница Галя Койнаш, заявившая на портале «Новое время» (nv.ua), что «Владимиру Путину, до этого чем браться за непонятные проекты, следовало бы изучить историю». А в истории Галя отыскала факт, что в 1944 году Красноватая армия уже выстроила 4,5-километровый мост через пролив, но ледоходом его скоро снесло.

По воззрению правозащитницы, «Путину мост нужен был весьма стремительно, и поэтому проект реализовывают без соответствующей оценки природных критерий и общенародного обсуждения».

«Госдума мгновенно одобрила законВ юриспруденции такового понятия нет, означает, и «богохульства по Конституции» тоже быть не может. Даже если весьма охото кому-то покрасоваться вычурностью речи.

Когда журналисты, утомленные произнесением безуспешных, как борьба Дон Кихота с ветряными мельницами, заклинаний «мост-мост, провались!», признали свою магию недействующей, за дело взялись военные. В 2017 году в летнюю пору прошлый заместитель начальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко в эфире радио «Свобода» в первый раз именовал строящийся мост «военным объектом, который не способен выдержать ракетный удар», да и снаряды обыкновенной артиллерии тоже бы смогли нанести ему значимый урон. По воззрению отставного офицера, «объект таковой протяженности от самолетов и кораблей прикрыть фактически нереально». Позже выдержал паузу и признал: «С кораблями, правда, у нас обстоит непринципиально». Что с самолетами — предпочел вообщем промолчать.

В феврале 2018-го УНИАН Коломойского процитировало некоего блогера, скрывающегося под ником «Злой одессит», написавшего, что «Крымский мост просел, и секции не стыкуются по высоте и по длине время от времени на 1-2 метра». «Одессит» убеждал, что «веб кишит фото этих нестыковок, но изображение отвратительного свойства, так как фотографу недозволено было близко подобраться к объекту». Когда всем и даже украинским министрам сделалось ясно, что мост будет все-же построен и введен в эксплуатацию, они решили его… присвоить.

«Это будет мост, соединяющий украинский Крым с украинской Кубанью», — произнес в марте 2018 года Владимир Омелян.

товарищ даже не сообразил, что, не сумев удержать язык за зубами, ненамеренно сдал весь скрытый план блицкрига ВСУ, в ходе которого она обязана была захватить некие русские местности. Увидели ли этот слив совсекретной инфы в СБУ либо проспали — сведения на этот счет отсутствуют. Западные СМИ, любящие энергично повторять вослед за деятелями из команды Порошенко перлы про «российскую злость», обошли выражения Омеляна гробовым молчанием.

14 сентября 2018 г. прошлый украинский замминистра по чрезвычайным ситуациям Василий Кваша в интервью изданию «Сейчас» заявил, что «конструкции Крымского моста изготовлены из недостаточно высококачественных материалов, которые подвержены нехорошему воздействию окружающей среды, потому некие его участки разрушатся весьма скоро». Прошлый основной МЧСовец при этом состроил горестную мину и произнес катастрофическим голосом, что «никаких гарантий участникам движения через мост он отдать не может, но предупредить о угрозы должен». О том, что вообще-то никто его не наделял должными возможностями и не просил давать гарантии сооружению, к которому он никакого дела не имеет и о котором понимает лишь из газет и новостных телесюжетов, Кваша не сказал.

Вообщем, неведение — это, как понятно, не препятствие для тех, кто «мнит себя стратегом, видя бой со стороны», и поэтому Кваша раскрыл еще несколько секретов будущей недолговечности сооружения:

«Мост находится в критической зоне, подверженной всяческим природным катаклизмам. С ноября и до лета там очень штормит. слова проектировщиков, что мост простоит 100 лет, — ерунда. Природные перегрузки в том месте таковы, что и за 25 лет ручаться — авантюра».

время идет, мост стоит, машинки по нему круглые сутки курсируют в обе стороны, вот-вот начнется и движение поездов. В среду, 15 мая 2019 года, Крымский мост отметил первую годовщину собственной эксплуатации.

Украинские высокопоставленные бюрократы, военные журналисты и просто злопыхатели не сдаются: выдумывают все новейшие и новейшие предпосылки, по которым превосходная 19-километровая переправа обязана рассыпаться в останки с минутки на минутку.

Крайняя (хотя нет, наверное, вернее будет сказать, самая свежайшая) версия, почему это произойдет, была обнародована ровно в первую годовщину работы Крымского моста. Глава украинского аналитико-исследовательского центра «Институт городка» Александр Сергиенко отдал интервью украинскому изданию «Сейчас». В ходе беседы спец сказал, что «мост могут повредить нередкие попадания молний».

«Если молния попадает в мост, она несет разрушение. На систему повлияет высочайшая температура. По сущности это плазма, которая выжигает материал. Если она не выжжет его совсем, то свойство сплава либо бетона в любом случае усугубляется, и конструкции теряют свои несущие свойства».

Разумеется, г-ну Сергиенко некогда было заглянуть даже в какой-либо веб-поисковик, так он спешил поделиться собственной выдающейся идеей с читателями. А могли быть у директора аналитического центра были вольные пара минут, то вызнал бы он, что еще в 1760 году южноамериканский ученый Бенджамин Франклин испытал собственный 1-ый громоотвод. С тех пор население земли пользуется схожими установками для защиты объектов от поражения электронными зарядами. Проектировщики и строители Крымского моста тоже входят в это самое население земли.

Источник: Rambler.ru

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Оставьте свой комментарий:
Оставьте свой комментарий или вопрос

на Блоге
в Вконтакте
в Фейсбук